ГлавнаяПомощь охотникуБеличий промысел зырян осенью


Беличий промысел зырян осенью.

Самый важный объект охоты зырянских промышленников составляется из зверей—белки и горностая и из птицы—рябчика.

Белки преимущественно водятся в изобилии в тех лесах Припечорья, в которых много встречается кедра, т. к. кедровые орехи есть самая любимая пища белки. Устраивая „гойна“ (гнезда) на ветвях и в дуплах деревьях, белки обитают в них по парно. Самки ходят щенными с небольшим месяц и бросают детей весною и осенью, выводя каждый раз от 6 до 10 щенят. Весенние детеныши достигают зрелости в том же году и к осени становятся вполне годными для стрельбы.

Беличий промыселМногие промышленники, подтверждая плодливость белок, сообщают, что от одной пары белок в один год может развиться поколение до сорока штук. Вот почему в наших северных лесах белки еще много, несмотря на огромное ежегодное истребление ее.

При изобилии кедровыми орехами белки проводят в кедровиках круглый год, не трогаясь с места. В годы же недорода орехов белка переселяется стадами в другие хвойные леса, где питается или губкою (паразитными наростами на пне) или шишками с ели и сосны, и даже не брезгует березовыми почками.

Из наших многочисленных бесед с промышленниками многие из них утверждали, что смола, заключающаяся в сосновой шишке, при употреблении ее белкой в пищу иногда до того заклеивает ей рот, что белка не в состоянии его раскрыть; в таких случаях несчастный зверек ложится в гнездо и издыхает.

После кедровых орехов, и где таковых нет, са мою обыкновенною пищею являются сосновые шишки; в тех же местах, где и сосновой шишки бывает мало—белкам приходится перебираться на ельник.

Не все белки в поисках корма уходят из родного леса в другие. Некоторые белки остаются на насиженных местах, такие белки называются „таборными". А странствующие белки называются „ходовыми". Бег свой белки направляют по кормовым лесам всего чаще на северо-восток, через Урал в Сибирь; и только через несколько лет возвращаются назад.

При своих переселениях белки подчиняются необыкновенному влечению, заставляющему их держаться неуклонно одного направления и преодолевать для этого все препятствия, которые встречаются им на пути, как-то: перебираться через горы, переходить пожарища, переплывать широкие озера и быстрые реки. При переправах через воды белки поднимают свои пушистые хвосты кверху, вместо паруса; иногда маленькие плавцы садятся на ветви и деревья, уносимые водою, и вместе с ними прибиваются к другому берегу. Если у плывущей белки хвост намокает от волнения, то она тонет.

Ходовые белки преимущественно бегут по деревьям, перескакивая сажени по две с дерева на дерево; спускаются на землю они только в крайности. Если на их пути случайно встретится селение, то проходя его они пробираются по крышам строений и перебегают через улицы большими стадами. Выгодно бывает в хорошую пору, когда белка кунная, т. е. совершенно перелинявшая, натолкнуться промышленникам на такое переселяющее стадо; тогда добыча их бывает чрезвычайно обильная. Если ходовые белки начнут свое переселение в сравнительно раннюю пору года, т. е. в августе, то уходят далеко от родных лесов; но если начинают поход в более позднее время года, тогда не уходят далеко от родных мест, особливо—если найдут на пути хороший корм. Задерживает белку на пути ее движения наступление морозов. При наступлении сильных декабрьских трескучих морозов белка прячется в гойна (гнезда), стенка и крыша которых искусно обложены листьями и мхом и защищают зверька от непогоды. В таком теплом гойне белка отдыхает в мшистых постельках и питается приготовленными заранее запасами; если же наступившие морозы и скудость пищи не дали возможность сделать запасов корма, то белка умирает от недостатка пищи. Если случатся среди зимы теплые дни, если солнечный луч осветит мрачные леса и снеговой покров их своим живительным блоком, белки пользуются короткими часами тепла и света и выбегают из гнезд порезвиться на древесных ветвях. Вот почему зырянские собаки находят в ясные дни большее количество белок, нежели в пасмурные.

Пища имеет влияние на плодовитость белки и вместе с тем на цветность и добротность ее меха. По тому то белка в Печорских лесах, где растет кедр, лучше, нежели в лесах вычегодских и удорских, где нет кедра.

Кедровая белка вообще считается самою лучшею; белка же, питающаяся березовыми почками, имеет особенно жидкую и светлую шерсть.

В октябре белки совершенно вычищаются, т. е. покрываются густою шерстью бурого цвета, которую носят до марта. В марте белки спариваются и начинают линять в рыжий цвет.

Шкурки белок, добытых не только в марте, но даже в феврале, все же будут гораздо легче шкурок зимних; например—тысяча печорских беличьих шкурок, добытых в ноябре или декабре, весят пуд; то же количество шкурок февральского лова — не более 35-ти фунтов; мартовская белка еще легче.

Весенняя и летняя шкурка белки некрасива, имея короткий мех и много рыжего волоса, по этом за нею летом и не охотятся. С наступлением осени мех становится постепенно гуще, пышнее и теряе рыжеватость; поздняя осенняя белка, называема:, „синюхою", уже подходит к зимней, но расценивается дешевле настоящей зимней шкурки.

Белка с осени и в начале зимы, пока снег не глубок, выслеживается промышленниками собакою. Лая собаки белка не только не боится, но даже как-будто любит его; сидя на дереве и смотрит пристально на лающую под деревом собаку, она стрекочит и резвится; но лишь только завидит охотника, тотчас забирается по дереву все выше и выше и прячется так искустно в ветвях, что совершенно пропадает из виду, особенно если она идет по ели, и если на ветвях есть навал снега. По этому то, во избежание потери времени на напрасные поиски, промышленники ходят на белку по двое; один выколачивает белку, т. е. стучит обухом топора по тому дереву, на которое собака лает, а другой стоит в отдалении и держит винтовку на готове,—а лишь только пошевелится зверек или перепрыгнет с ветки на ветку, промышленник по нем стреляет из своей кустарной мелкокалиберной шомпальной винтовки.

Промышленники различают два рода белок: одну они называют белка—ходок, другую белка— седун. Действительно, одна белка при следовании таится, другая быстро идет, скачет с дерева на дерево до тех пор, пока не утомится. Однакожь это вовсе не две разновидности белок. Свойство ходкости и расположение к сиденью у этого зверя зависит от состояния погоды. В ясную свежую погоду, как и выше было замечено, белка вообще склона к резвым, живым движениям, заставляет иногда охотника гнаться за собою по несколько верст. В теплую, тихую и сырую погоду она расположена более к неподвижности и спокойствию, В такое зремя она более сидит, ибо, пропитываясь влагою из воздуха, мокрая делается не способна к скорому ходу, так как пушистый хвост ее уже не в состоянии поддерживать ее при прыжках с дерева на дерево. В слишком ветряную погоду белка идет по земле, потому что шум ветвей и качка дерев безпокоят ее на лесу. Но, завидев охотника или собаку, она в ту же минуту стремительно поднимается на лес.

С того момента, как белка становится ценной из за своей шкурки, каждый день с раннего утра и до позднего вечера охотники рыщут с своими неутомимыми собаками за белкою по лесам в окрестностях охотничей избушки (пывзана), избранной партиею. Наконец нападает много снегу, глубина его увеличивается до такой степени, что уже неизменному спутнику собаке становится невозможным сопровождать хозяина, она тонет в рыхлом снегу по уши и не в состоянии пробежать пс нем четверть версты, да для самого промышленника прекратилась возможность ходить по лесам в одних своих котах или пимах (оленьи сапоги); пора надевать лыжи и совершенно изменять порядок охоты. Стрельба из винтовки прекращается, наступает время ловли зверя в различного рода ловушки, о которых мы поговорим с читателями в одном из последующих номеров нашего журнала


Против холода у зырян придумано очень остроумное средство нагревания шалашей ночным огнем, который они поддерживают следующим способом: берут два сухие бревна и в каждом из них во всю длину вырубают по жолобу. Одно бревно кладется на снег вверх жолобом, который наполняется горячими угольями; на них кладется другое бревно жолобом вниз, так что раскаленные уголья будут находиться между жолобами, как бы в трубе. В этом положении оба бревна удерживаются сырыми тычками, вбитыми по концам бревна глубоко в снег. Огонь от угольев сообщается обоим бревнам, но, от недостатка воздуха, не может вспыхнуть пламенем. Теплый дым выносится из обоих концов трубы и кружится в шалаше над спящими, которые, закутавшись в свои одежды, лежат рядом один подле другого, ногами к очагу. Этот дым распространяет в шалаше такую теплоту, что без труда можно проспать всю ночь на снегу, не чувствуя холода при двадцати градусном морозе на воздухе. Следует заметить, что промышленники часто спят в таких шалашах босые, потому что онучи и обувь их развешиваются на ночь над горячим дымом для просушки.

Арсеньев.




На сайте есть:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.