ГлавнаяБеседы по пчеловодствуКоличество медоносных цветов, необходи­мое для полного медосбора


Количество медоносных цветов, необходи­мое для полного медосбора.

Иногда приходится слы­шать от начинающего пчеловода-любителя такое замечание: „а я для своих пчелок засеял грядочку фацелий"! Прият­но, конечно, слышать и видеть, что начинающий пчеловод-любитель заботится о своей работнице и для неё не пожалел даже грядочки в своем палисаднике, но не приятно видеть, как он обиженно разочаруется, когда узнаете, ка­кое количество медоносных цветов требуется для полного медосбора.

Правильная пасекаЛюбитель засеял грядочку фацелий и успокоился, а того и не знаете, что для хорошего медосбора нужны миллины цветов.
Профессор Цесельский произвел приблизительный, но все же довольно точный, подсчете цветов, необходимых пчеле для полного сбора меда. Расположившись рано утром у засеянного гречихой поля, Цесельский стал наблюдать за первой, прилетевшей с пасеки пчелкой и считать, сколько она посетит цветов прежде, чем наполнит свой медо­носный желудочек и воротится обратно в улей. Первая пчелка посетила 60 цветов и улетела; вторая же посетила 75 цветов, а третья—более ста.

Чем сильнее припекало -солнце и чем больше пчелок появлялось на гречихе одновременно, тем больше цветов они должны были посетить, чтобы наполнить свои желудочки. Приняв 90 цветков за среднюю норму в этом случае и зная сколько завесит мед, вмещающийся в желудочке одной пчелы (0,063 грам­ма), легко вычислить, сколько нужно пчеле посетить цветов, чтобы принести в улей килограмм (приблизительно 4 фунта) меда. Разделив килограмм на вышеуказанную дробь и умножив это число на 90, получим огромнейшую цифру 1,444,443. Чтобы набрать, значит, килограмм меду, пчеле нужно посетить около полутора миллюна цветов; во время же хорошего взятка, сильная семья привосит еже­дневно 5-6 килогр. нектара, следовательно, пчелы такого улья посетятъ около 8—9 миллионов цветов в один день. Какую же громадную территорию, засеянную медоносными цветами нужно иметь перед пасекой, чтобы удовлетворить стремление пчел к безленостному труду?

Профессор Це­сельский и тут сделал приблизительный подсчете. Подсчитав сколько стеблей гречихи растет на квадратном полу­аршине и приняв за норму, что на каждом стебле одно­временно цветет пять цветков, он высчитал, что на де­сятине гречихи одновременно цветет, около 20 миллионов цветов. Отсюда явствует, что две пчелиные семьи могут вполне использовать десятину гречехи; если же здесь будет стоять 4 семьи, общее количество меда с десятины, воз­можно при самом обильном цветении гречихи (10—ки­логр.,), распределится поровну между всеми ими, и тогда по­лучится не 5—6 килогр. на семью, а только 2—3. Что же будете значить при таких громадных цыфрах гряда фацелии?! Бедный любитель только головой поникнет, узнав истину о количестве цветов, необходимых пчелам для полных сборов меда. Если в данной местности будет, приходиться меньше чем по два улья на десятину медонос­ных растении, она будет считаться слишком обильной по медосбору; в противном же случае местность будет счи­таться нормальной или даже скудной по медосбору.
    
Как далеко могутъ летать за медом пчелы.
Пчелы данной пасеки прекрасно используют местность, имеющую три—четыре версты в диаметре, приняв в расчет, что пасека стоит в центре круга с радиусом в пол­торы—две версты. Замечено даже, что пчела не охотно са­дится на цветы, растущие вблизи пасеки; она как будто соображает, что с ближайших цветов еще успеет взять, а вот там, подальше как бы кто не взял прежде неё..; так ли думает пчела или иначе, но, вылетев из улья, она охотно пролетает версту—полторы и только тогда са­дится на цветы. Если на таком расстоянии нет взятка, она полетит еще дальше в ту сторону, откуда тянет запахом нектара, может и еще продвинуться вперед, лишь бы найти то, что ее так соблазняет.
Запах нектара приносит пчеле, конечно, ветер, и потому она летит первоначально за взятком против ветра; с взятком же пчела возвращается уже за ветром, что значительно облегчает ей не лёгкий труд. Найдя здесь до­статочное количество медоносных цветов, пчела привы­каете к этой местности и продолжает летать сюда даже в том случае, если бы ветер переменил направление, и ей пришлось лететь туда за ветром, а назад против него.

Только тогда пчела переменяет место полета, когда в прежнем paйонe ничего уже не будет, или если заставит ее изменить прежнему направление к месту более соблазни­тельный запах с другой стороны. Другая пчела, вылетев­шая за взятком позднее первой, и при другом направлении ветра, летит в другую сторону; привыкнув же к цветам и местности, она продолжает летать сюда и при дру­гом направлении ветра. Третья пчела летит в третью сто­рону, четвертая—в четвертую и т. д.; словом, мы видим, что при наличности равномерного взятка, правильно распределенного вокруг пасеки, пчелы используют весь сладкий материал площади круга с радиусом полторы—две и даже три версты, центром которого является место расположения пасеки. Конечно, если пасека стоит около плантаций медо­носных растений, расположенных в одной стороне, в другой же для пчел нет ничего интересного, они, игнорируя не интересную для них местность, будут летать только в сторону медоносных плантаций.
Мы видим, таким образом, что нормой среднего лета пчеле будет полторы—две версты в один конец. Однако могут быть значительные и даже весьма значительный уклонения от этой нормы. Случается иногда, что пасека стоит в такой неудачной местности, что даже в начале лета, в самую медоносную пору, когда пчела жаждет деятельности и неудержимо стремится в поле за взятком, ничего нет для неё интересного. В таких случаях пчела расширяет paйон лета, и если тихий, влажный ветерок принесет ей весть, что взяток есть за четыре—пять—шесть и даже больше верст от стоянки пасеки, она может полететь и туда. Ведь, собственно говоря, ничего нет удивительного в том, что пчела способна пролетать большие расстояния.

По быстроте полета, думаем, пчела не уступит курьерскому поезду; если же быстро идущий поезд проходит версту в минуту, то, полагаем, что и пчела пройдет то же расстояние в минуту; допустим, что она отстанет немного от поезда, но, во всяком случае, пятиверстное расстояние на­верное покроете в десять минут. С ношей, правда, пчеле будет уж не так легко возвращаться, но все же она и с ней может так же быстро воротиться, особенно если со­служит ей службу попутный ветер. При ветре порывистом, а еще хуже того — противном, много гибнет пчел от необходимости пролетать большие расстояния; за­мечено, что их не возвращается больше половины в таких случаях.


Моя бабушка—женщина правдивая—рассказывала нам — внукам, что пчелы её дидуси летали за 12 верст в липник. По близости пасеки, рассказывала она, не было ни одного липового дерева, и только лишь на двенадцативерстном расстоянии начинался большой, липовый лес. Липы поблизу не было, а между прочим пчелы таскали исключи­тельно липец. Рассказывая про этот случай, бабушка еще добавляла, что запоздалые с ношей пчелы, боясь расте­ряться в поле и погибнуть, против ночи назад не воз­вращались, а там в липняках и заночевывали с тем, чтобы ранним утром возвратиться домой с драгоценной ношей. Когда я об этом необыкновенном случае рассказал нашему пчеловодному соседу дедушке , он нашел мне сообщение вполне правдоподобным, ибо и в его практике был случай, когда пчелы летали за 12 верст на гречиху.

 


На сайте есть:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.