ГлавнаяБеседы по пчеловодствуНаблюдение пчеловода за первым облетом пчел на пасеке


Наблюдение пчеловода за первым облетом.
Пчеловоду, однако, не следуешь слишком долго преда­ваться пассивному удовольствию созерцания первого облета; как не приятно ему любоваться на своих пчелок, но у него есть дело к ним и, притом первостепенной важ­ности. Не все, ведь, семьи одинаково совершают облет и притом в одно и то же время; одни из них, напр., очень дружно вышли из улья и так же дружно вернулись об­ратно; другие так же охотно и дружно вышли из улья, как и первые, зато вяло возвращаются; третьи вяло вы­ходят и вяло возвращаются; четвертый, хотя и вышли хорошо, но с немалым опозданием; будут и такие пни, где пчелы совсем не покажутся. Все свои наблюдения па­свчник должен отмечать в пчеловодном журнале, составленном из таблиц, с отдельным листом для каждого улья. Чтобы сократить себе труд, пчеловод может определить качество облета пятибалльной системой, лишь изредка отмечая сжатыми и меткими фразами то, посчитает нужным.

Наблюдение пчеловодаПчеловод, однако, даже в этот день первого облета не может ограничиться одними только наблюдениями и за­писью их; бывают случаи, когда ему следуете перейти от наблюдений к действиям и чем скорее он это сде­лаете, теме лучше.

Вот, напр., замечает пчеловод, что в одном улье пчела совсем не показывается, и он дол­жен сейчас к нему направить стопы свои, разузнать причину такого неприятнаго казуса и дать скорую помощь. Прежде всего, нужно разведать, не забит — ли трупами леток: разведка производится очень легко при помощи самого обыкновенного крючка из проволоки. В пол минуты леток будет расчищен и пчелы, если они только потому и не показывались, что не могли проложить себе дорогу в толще трупов, немедленно явят себя свету. Но вот подошли вы к безмолвствующему улью, смотрите,—свободен леток; почи­стили крючком,—нет трупов, что за оказия. Наклони­лись, прислушиваетесь..,—чуть слышно жужжание бедняжки..; подули в леток раза два, да сильно..,—во все легкие, постучали кулаком в стенку и смотрите, показалась на летке пчелка, за ней другая, третья, и пошла потеха; так и запишем в первую строку журнала, но лакони­чески: О (ноль), подул, постучал, облетелись на 2 —. Это значит, что пень безмолствовал, и потому мы отметили его облет нолем (0), но потом мы подули в леток, постучали в стенку, и пчелы вышли и облетелись, хотя и весьма слабо—на два с минусом. Такой пень должен быть пересмотрен в первую очередь, и хорошо еще, если так окончилось дело.

Случается же иногда, что пчелы и на стук не выходят. В этом случае нужно немедленно разобрать гнездо и точно разведать, в чем дело, а затемI поступить с ним так, как того требует состоиние пня, т. е., или подать ему скорую помощь по „способу оживления полуокоченевших семей", если пчелы еще живы, или убрать его совсем с пчельника, если семья погибла окон­чательно. Скорая помощь бедняку подается сегодня же, ибо случиться можете, что завтра она уже и не понадобится. Само собою разумеется, что брать неблагополучный пень в комнату сейчас, когда его пчелки вышли наружу и хоть как-нибудь совершают облет, нельзя; нужно подождать, пока они опять соберутся. Хорошо, однако, сделаем, если в середину гнезда голодающего бедняка вставим рамку с кормушкой, хотя бы с маленьким количеством теглого меду, покрытого нарезанной соломкой.
Как видите, хорошему пасечнику некогда долго любо­ваться первым облетом, у него по горло найдется дела, но и это еще не все.

Прислушиваясь к радостному жужжанию летающих пчел, пасвчник должен обратить свое слуховое внимание и на следующее обстоятельство: не поют ли вместе, с пчелами трутни; их бесшабашную музыку, ведь, всегда можно отличить.
— Да что вы говорите?! спросить удивленный чита­тель, разве и трутни есть в это время?
Да, могут быть, отвечу, они могут вывестись в тех семьях, где завелась еще с осени трутовка или трутневая матка.
Что же еще может наблюдать пчеловод в день пер­вого облета? Простор для наблюдений не малый в этот день; в этот день каждая семья себя, так сказать, аттестует, и уже по наружному виду и характеру облета можно почти безошибочно судить о её благосостоянии. Вот, напр., вы открыли леток № 1-го, и пчелы неудержимым потоком устремились наружу, идут, толкаются, падают на землю, взлетают, но многие из них собираются кучей тут же около летка, образуя роек немалой величины. Проходить час—полтора, пчелы других пней пошумели, полетали и попрятаться успели, но у № 1-го положение остается почти без перемен: сидят, понемножку летают, и как бы заявляют вам, что им и здесь хорошо. Подходите вы к этому пню, рассматриваете сидящих пчел, берете их в руки с целью, так сказать, поставить диагноз их жиз­ненной энергии, рассматриваете и тех пчел, которые ва­ляются на земле у летка, определяете степень их болезненного состояния и типичные формы его проявления, словом, обращаете внимание на все, что по вашему мнению может иметь значение в данном случае. Все свои наблюдения, равно как и вероятные предположения о причинах, вы­звавших такое явление, заносите в первую строку пчело­водного журнала под № 1-мъ, в графу под рубрикой «Особые замечания».


Какие же предположения относительно степени благополучия данной семьи может высказать пчеловод в сво­ем журнале?  Первое предположение: пчелы, ве­роятно, потому не хотят идти домой, что их жилище, вследствие развившегося поноса, крайне загажено, и им приятнее сидеть наружи, где так приветливо светить и греет солнышко, чем идти в свое жилище, сырое и лип­кое, покрытое зловонными извержениями. Второе предположениe: пчелы вышли наружу вследствие начавшейся голо­довки. Если сидящие с наружи пчелы так слабы, что едва передвигают членами, причем неко­торый из них беспомощно сваливаются на землю—верный признак начавшейся голодовки.

В этом случае нельзя огра­ничиться только одним наблюдением и записью в журнале; голодающей семье следуете немедленно оказать скорую по­мощь по способу, нам уже известному. В том же случае, когда сидящие с наружи пчелы еще достаточно сильны, хотя и вяловаты в своих движениях, а у валяющихся вздуты животики, причем на подлетке и около летка на улье видны кляксы жидких извержений, можно предположить понос.
С подачей врачебной помощи такому пню можно и повре­менить 2—3 дня.
Наблюдаем дальше. Со второго номера, скажем, пчелы вышли дружно, бодро полетали, и дружно спрятались, лишь изредка продолжают вылетать из него небольшими партиями и очень охотно возвращаться домой. В этом случае, не обинуясь, можно отметить полное благополучие. Заме­чаем, далее, что около летка улья 5-го какая-то необыкно­венная суета: пчелы вышли гурьбой, полетали, возвратились, но не идут в улей и не сидят спокойно, бегают, суетятся, как-бы что-то разыскивают; пчелы других ульев давно уже успокоились, а эти все еще суетятся… Наблюдая такое явление, можно безошибочно предугадать безматок.
Но что это за толчея у № 8-го?! Обступили тесной толпой пчелки какую-то горемыку и ну ее обнюхивать, общупывать и дергать за все членики, а та бедняжка и не сопротивляется, только брюшко малость поджала, защитив от жал только—самое уязвимое место. Толкутся пчелки со своей жертвой на подлетке, хотя и не применяют реши­тельных мер, а она все ближе да ближе продвигается к летку, пока, наконец, совсем не войдет в него. Не успела эта избегнуть опасности, как появилась другая, третья, и толчеи конца нет.

Новичек, видя такую суету на летке, может принять ее за беспокойство безматка, как и я ошибочно думал в начале своей пчеловодной практики, но это совсем не то, это заблудилась бедняжка, не может разыскать свое родное жилище и напрашивается к соседям. Толчея в первые дни после выставки—явление не особенно опасное, но и не желательное, так как со временем мо­жет перейти в открытый грабеж и быть причиною гибели матки. Смиренно впросившиеся сегодня пчелки, завтра могут разыскать собственный улей, но помня, что в чужом улье вкусные запасы лежат в изобилии, попробуют проникнуть туда и набрать полный зобик чужого добра; такие проделки им и удаются иногда, ибо они идут в пустившую их сенью смело, на правах знакомства.

Сколько я ни замечал, но усиленная толчея очень скоро переходит в открытый грабеж,— хотя и не продолжительный. Впрашивающиеся к соседям пчелки могут и иных хлопот наделать своим покровителям и при том гораздо худших, чем небольшой грабеж; они войдут в улей, но встретясь с чужой мат­кой, могут ее немедленно сокрушить, т. е., сделать то, что они у себя дома непременно сделали бы со всякой случайно попавшей к ним чужой маткой. Вот это уже совсем плохо! Нанося смертельный удар матке, случайная пчелка наносит таковой же удар целой семье.


Толчею лучше всего предупредить, избегая тесноты на пчельнике; ведь впрашивающиеся пчелки заблудились именно от этой причины. Помните, читатель, что минимальной нормой пространства для одного пня счи­тается квадратная сажень; затем, при отпоре летка нельзя отвлекать внимание пчел своей персоной, ибо в протнвном случае пчелы к вам увяжутся и так увлекутся преследованием мнимого врага, что и пень свой после не найдут. В том же случае, когда толчея начинает принимать угрожающее размеры, и пчелы хозяйки, вместо того, чтобы лететь в поле за взятком, только то и делают, что играют на летке в «тисни бабу», пчеловод должен на первый же случай доста­точно сузить леток до прохода одной-двух пчел.


На сайте есть:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.