ГлавнаяПомощь охотникуО «Починке» боя у ружей. (А. Розанов. 1921 г)


О «Починке» боя у ружей. 


Обыкновенно принято думать, что бой ружья есть нечто индивидуальное для каждого экземпляра, что со временем вместе с истончанием стенок (расстрелом) ухудшается и уже починить такое состарившееся ружье невозможно. Кроме того, говорят что бывают ружья с плохим боем и с хорошим. Французские де ружья слабы на бой, а вот Зауера де мол бьют так.
На основании разработки этого материала нашими оружьеведами Бутурлиным, Генерозовым, д-ром Андогским и отчасти на основании опыта, правда небольшого, но зато с красноречивыми результатами, я берусь отстаивать положение, что все ружья одинаково хорошо бьют; стоит только примениться к их характеру. Конечно, исключением из этого правила будут ружья с погнутыми стволами бьющие не точно.

Бой всякого ружья состоит из нескольких элементов, а именно: настильности (т. е. дальнобойности, хотя это и не совсем точные синонимы), кучности, равномерной осыпи и резкости. Обыкновенной мерой настильности считается 52 аршина. Эта дистанция для ружей садочных, уточниц и «особо дальнобойных» (язык прейскурантов) увеличивается до 80 аршин. (1 аршин =  0,7112 м) Удовлетворительна ли эта дистанция. Для кого и как. Для охотника спортсмена она безусловно достаточна, если даже не велика. Я лично за свои 15 лет охоты крайне редко употреблял свое ружье на охоте при наличии расстояния более 35 —40 арш., а потому считаю что 52 аршин хватит за глаза и за уши.

Другое дело промышленная охота, целью которой служит количество убитого, тогда предела нет и поэтому понятие о бое будет другое. Неровность общепринятой дистанции, а, именно, что она имеет меру 52 арш., а не 50 и не 55 объясняется тем, что тут играет роль фокус ружья, т. е. совпадение оси ствола с линиями прицела и траектории. Почему то с давних пор пришли к этой цифре и в настоящий момент все фабриканты ружей держатся за нее как за среднюю. Мерилом кучности считается попадание с дистанции в аршинный круг известного % дробин снаряда.
Обыкновенно считают что пристрелку или пробу производить нужно № 6 дроби, но принимая за норму известный процент числа попавших дробин из числа всех дробин снаряда мы, так сказать, уравниваем и получаем возможность стрелять любым номером.

Средним таким процентом считается 40—55 для медных гильз и 70—85 для бумажных. Повышение процента для последних объясняется тем, что эти гильзы вследствие большей своей растяжимости дают меньший прорыв газов, а следовательно и большую полезную их работу.
Самым же главным элементом боя является равномерность осыпи. При малом % кучности и при небольшой резкости, если будет ровная осыпь, то убить что либо больше шансов, чем в случае обратного распределения факторов. Осыпь цилиндра, чока и чокбора имеет свои особенности, принимать которые нужно всегда во внимание при оценке. От цилиндра до чокбора постепенно увеличивается число дробин к центру, ибо назначение этих сверловок давать более дальний бой, для чего их и помещают во втором стволе, т. е. левом.

 Идеалом осыпи цилиндра является решетовидная осыпь,—чок, ремингтон и чокбор дают большую концентрацию центральных дробин. Кто желает ознакомиться подробнее с вопросом об осыпи, тому мы рекомендуем прочесть книжку Андогского „Дробовой ружейный снаряд".
Наконец, последним фактором боя является рез кость, т. е. пробойная сила снаряда. Обыкновенно в магазинах ранее, делая пристрелку, употребляли особый прибор, состоящий из 20—25 листов картона, укрепленных на расстоянии полусантиметра один от другого.
Нормальной резкостью считали пробитие центральными дробинами 15 —18 листов. Большинству из нас приходится, стреляя для пробы, стрелять в сеновальные двери, а потому я считаю резкостью достаточной если дробина № 8 „утопает" в дереве.
 Для более крупных номеров дроби и углубление требуется крупнее. Кстати сказать, ведь, излишняя резкость принесет много разочарований на охоте, т. к. ружье будет „живить". Объясняется это тем, что дробина, теряющая свою живую скорость в организме, производит особое действие на нервную систему объекта, именуемое в медицине „шок", последствием чего бывает моментальная смерть. Дробина же прошедшая насквозь убойна лишь тогда, когда заденет важные органы или грозит большим кровотечением. Мы знаем также, как долго могут жить иногда даже люди (а дичь безусловно живучее) раненые в сердце, голову, легкие и т. д. Вот этим то и объясняется, что резкое через чур ружье на охоте живит.

Выяснив таким образом элементы боя, перейдем к нашей теме, а, именно, к исправлению недостатков. Зачастую недостатки боя делает сам охотник своей небрежностью. Поэтому я делю недостатки на две категории безусловные, т. е. требующие исправления ружья и условные, т. е. зависящие от применения тех или других приемов и предосторожностей.

К первого рода недостаткам относятся: 1) неправильный баланс, 2) худое состояние стенок ствола, 3) конус не по гильзе, 4) неправильное направление оси ствола.

Ко вторым относятся: 1) небрежность снарядки, 2) несоответствие между снарядом и зарядом, 3) несоответствие заряда с весом ружья, 4) расположение дробин, 5) несоответствие гильзы с патронником.

Неправильный баланс дает и неправильный бой. Нормальной балансировкой считается горизонтальное положение ружья, подвешенного на расстоянии 7,5 сайт, от казенного обреза ствола. Неправильность боя скажется только на охоте при стрельбе на вскидку. Если перевешивает ствол, то ружье будет бить ниже, если перевешивает ложа, то выше.

Исправить этот недостаток можно следующим образом. Отвинтив затылок ложа, высверливают ложе. Если перетягает ложа, то высверливать ее приходится довольно глубоко, добиваясь вышесказанного баланса, при перевесе стволов приходится делать небольшое отверстие, куда вкладывать кусочки свинцу. Правильно сбалансированное ружье гораздо удобнее на охоте для маневрирования, не говоря уже о том, что при стрельбе на вскидку не приходится искать мушку и из за этого делать ошибки.
Состояние стенок ствола имеет тоже большое значение для боя. Забоины, раковины и пр. шероховатости задерживают движение по стволу столбика дроби, чем повышают давление в стволе, а следовательно и разбрасывающую силу.

Кроме того, толчки от неровностей заставляют делать дробь перестроения, чем нарушается строение дробового столба (см. ниже). Удалить эти неровности необходимо шустовкой, а лучше, если есть возможность ими не обзаводиться, держа ружье всегда в порядке.
В идеале должно быть так, чтобы внутренний диаметр гильзы совпадал с внутренним диаметр; ствола. На практике это является трудно достижимым, а потому между патронником и стволом устраивается так называемый конус. Вот этот конус зачастую и бывает причиной худого боя. Если он очень длинен, то в момент прохождения по нему порохового пыжа часть газов может прорваться в снаряд и перестроить его. Если же конус крутой и диаметр гильзы более диаметра ствола, то получается в момент выстрела толчок, так же губящий бой.

Устранить этот недостаток возможно только в мастерской, сняв лишнюю крутизну конуса. Зачастую в дешевых стволах бывает неправильное направление оси ствола или неправильное соотношение между обеими осями. Неправильность может заключаться или в том, что одна ось параллельна в горизонтальной плоскости с другой осью, тогда один ствол бьет выше или ниже, смотря по направлению оси; или оси стволов сходят в какой-нибудь другой точке, а не в 52 арш. расстояние от казенного обреза. Это дает несовпадение с линией прицела и бой правее или леве смотря по тому дальше или ближе указанной д станции сходятся оси.

Пипер ружья „Диана"

Этот недостаток исправимый лишь перепайкой стволов пытался устранить Пипер в своих ружьях „Диана" тем, что делал стволы из трех частей: патронник из целого куска для обоих стволов и таковой же наконечник, куда ввинчивались стволы; то же пытался сделать Ремингтон, двуствольные ружья которого почти неизвестны в России (я видел их только у Генерозова в П. Т. Г. в 1915 г.), делая оба ствола из одного куска стали. Эти попытки хотя и подходили теоретически более других к идеалу, но помимо других недостатков, все же не давали гарантии точности. В последнее время национальная фабрика в Льеже стала выпускать трафаретные ружья т. е. сделанные исключительно станками, где ложе, замки, колодка, стволы делались механически почти без прикосновения рук человека. Работа станком пайки стволов привела к идеальной пригонки осей стволов как друг к другу, так и к лини прицела.


 Теперь перейдем к самому частому злу порождающему худой бой, столь легко исправимому, если относиться к ружью сознательно и исследовать аналитически его недостатки.
Самым частым злом из всех ниже приведении зол является небрежность и несознательность зарядки. Зачастую, а может быть и всегда, наш охотники не обращают внимания как на вставление пыжей, так и на отмеривание дроби и пороха.
Вставление пыжей, как это не странно, имеет большое значение. Косо вставленный пороховой пыж создает боковой удар, т. к. точка приложения силы будет находиться на наклонной поверхности и сама сила разложится на толкающую снаряд по стволу и толкающую в бок. Я бы на основании опыта рекомендовал кроме вставления пыжа барклаем во-первых, под и над пыжем ложить тоненькую картонную прокладку, входящую в патрон совершенно свободно и во вторых дожимать пыж навойником, строго по диаметру соответствующим гильзе и у которого нижняя кромка сделана по угольнику.

Дробовой пыж имеет также большое значение, хотя меньшее чем пороховой. Картонные, а тем более пробковые (неравномерная толщина их стенок) очень часто в момент выстрела перевертываются в стволе боком и при вылете рассекают сноп дроби. Устранить это просто,—стоит лишь взять мягкий пыж на дробь. Неправильное отмеривание пороху и дроби может быть в том случае, если порох или дробь в мерке не встряхивать ударяя по стволу и не срезать излишки над верхним обрезом. Не делая этого, мы ясно не получим равных зарядов, а следовательно и равных по бою выстрелов.

 Кстати о мерках, имевшихся в продаже. Всех их необходимо выкинуть, т. к. эти мерки не соответствуют своему назначению и многих своими идиотскими цифрами сбивают с толку. В самом деле что значат так часто встречающиеся цифры 4—4, 5— 5, — 5. Если это драхмы и унции, то должны они выражаться цифрами 2, 5—275, 3,—325—3,5 —376, для золотников (для дроби) 71/4 — 71/2, 7 3/4—8 — 8 1/4 или для пороху 3/4—1—1 1/4. А если во французских граммах, то цифры должны быть еще более, т. е. в каждом золотнике около 4 граммов.
 Ясно что здесь фантазия. Я бы рекомендовал, подогнав заряд и снаряд по весу, сделать неподвижные мерки для пороха и для каждого из употребляемых сортов дроби. Последних придется сделать 4 штуки (для № 8, № 4, № 2, № 00) и вот почему, чем дробь мельче, тем более компактной массой она ложится в мерку, поэтому заряд № 8 и № 00, отмеренные в одинаковом объеме, будут не одинакового веса и таким образом мы получим „зло второе, несоответствие между снарядом и зарядом.

 Для всякого данного ружья всегда будет постоянным соотношение между весом снаряда и заряда (что не значит что один заряд и снаряд) и когда необходимо бывает делать увеличение снаряда (зимой) то это делается по формуле Мартынова где Х есть искомый заряд, Р—нормальный заряд, 5—нормальный снаряд,
5 — новый увеличенный снаряд, R и r вес пыжей.

формула

 

Таким образом соотношение сохраняется. Эти нормальные заряды и снаряды есть уже вычисленными и за розыском их я отошлю читателя к рекомендованной выше книжке Андогского, приведя здесь лишь их для 12 и 16 кал. в золотниках и долях.

снаряжение патронов

Необходимо также знать, что снаряд должен соответствовать весу всего ружья, а, именно, составлять его 10 часть, для слабых ружей уменьшаемую на 0,1 веса нормального для данного ружья снаряда. Для правильной осыпи важно также, чтобы центры
дробин, лежащих друг на друге, совпадали и толкающая сила заряда поэтому действовала на них не разлагаясь.
Но это возможно только теоретически, на практике же недостижимо. Правда с картечью можно сделать что либо подобное (что делать я и рекомендую), укладывая картечь рядами и вставляя в промежутки между картечинами спички (след, второй ряд будет над первым, —дробина над дробиной).

Последним злом является несоответствие гильзы с патронником по длине и по диаметру. Всякому известна отдача и скорое расшатывание ружья при стрельбе гильзами в 75 мил. длиной из патронника в 65. Ясно, что раз конец гильзы заходит в конус, то снаряд при выходе испытывает толчок в момент, когда соскакивает с края гильзы и перестраивается, ну а это, понятно, сейчас же отразится на бое. Усилие же которое преодолевает снаряд проходя по суженной конусом гильзе вред но влияет на службу ружья.
Несоответствие по диаметру создает тот же недостаток или толчок расширяющий или толчок суживающий. Разница между внутренним диаметром ствола и патронника должна соответствовать толщине стенок гильзы. Вот почему и бывает худший бой медными гильзами из ружей сверленых под бумажные. Да и сами — то медные гильзы были двух сортов тонкие и толстые.

Приведу пример из своей практики. Ружье фаб. Коллата во Франкфурте системы Тешнер кал. № 3 было пересверлено под центральное и сделан каб. 14. Когда я его получил, то мне заявляли, что бьет оно отвратительно, что в действительности и оказалось. „Раскумекав" хорошенько в чем дело, я пришел к убеждению, что тут имеется „зло второй категории" № 5, т. е. узкий патронник. Достав с превеликим трудом тонких Кайноховских гильз (14 кал.), я испробовал и бой оказался „свыше меры содеянного".

Вот вкратце те причины, которые портят нам много крови и причиняют массу неприятностей. Конечно, я не мог на страницах журнала дать подробного и исчерпывающего материала, но цель этой моей статьи была та, чтобы навести охотника с плохим ружьем на мысль сознательно относиться к своему другу-ружью и дать ему надежду на благополучный исход его горя при условии исследования причин плохого боя. Но увы надежды эти будут только надеждами, ибо настоящий суровый момент теснит нас огненным кольцом: то в мастерскую не попадешь без протекции, чтобы не только починить ружье, но и его осмотреть (проверка оси стволов, внутренний диаметр требует навыка и инструментов), то приходится стрелять дробью самокатной, зачастую просто свинцовым крошевом. Тут не до жиру, а быть бы живу.

По мере сил я старался не вводить читателя в „невыгодную сделку" и сознательно опустил многие факторы худого боя как например сорта дроби, прирожденные так сказать недостатки и достоинства ружей разных фирм и т. д. Но я думаю, что даже обращение большого внимания на снарядку (а это возможно и в настоящий тяжелый момент) уже покажет себя в смысле улучшения боя. И если я принес этим хоть одному человеку пользу, то труд мой не пропал даром, если же нет, то я сделал что мог, пусть могущий сделать лучше,—делает.

(А. Розанов.  1921 г)



На сайте есть:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.