Враги пчел.

По существу дела, пчелка, предоставленная самой себе, беспомощная; она без опеки разумного существа,—каким является человек,—в нашем суровом климате не может быть продолжательницей своего рода. Любовь пчелки к ройбе быстро приведете семью к гибели. Словом, после человека первое место в ряду пчелиных врагов нужно предоставить им же самим. А теперь, начав с четвероногих, вкратце познакомимся и с другими вредителями пасек.
Враги пчелМедведь когда-то много причинял хлопот пчеловодам. Топтыгин — любитель полакомиться медком, но теперь с этим господином считаться не приходится; исчезли леса, исчез и мишка, продвинувшись на север, вглубь дремучих лесов.
Барсук. Как ни странно, но и этот приземистый обитатель лесных зарослей не прочь иногда полакомиться трудами пчел.
Куница может много причинить вреда пчелам, зимующим на точке, но не столько непосредственным опустошением пчелиного добра, сколько царапаньем по ульям и причинением беспокойства. Куница больше любите пола­комиться готовеньким медком из кладовой, если есть туда хоть маленькая лазейка.
Крыса, прельщенная запахом меда, забравшись в омшанник, может причинить пчеловоду много хлопот.
Мышь может больше крысы причинить вреда зиму­ющей семье; особенно если пчеловод не позаботится заре­шетить слишком просторный леток. Проникнув во внутрь улья, мышь находит, что здесь можно не дурно провести время: тепло, удобно и корма достаточно. При небрежности пчеловода, в зимующих ульях и мышиные гнезда можно встретить.
Забравшись в улей, мышь своей непрерывной возней причиняет пчелам большое беспокойство. В поисках шумящего врага пчелы отделяются от гнезда и вне его зачастую погибают, не будучи в состоянии воротиться обратно.
Землеройка по виду очень походит на маленькую мышь, но только у неё рыльце гораздо длиннее мышиного. Забравшись через леток в улей, землеройка хватает нападающих на нее пчел и с большим аппетитом уни­чтожает их.
Земляная жаба, как удалось проследить некоторым пчеловодам, оставив на ночь свое уединенное убе­жище, тоже не прочь поужинать вышедшим из улья пчелками.
Покончив с вредителями из породы четвероногих и пресмыкающихся, перейдем к рассмотрению вредителей из царства пернатых.
Аист. Увидев такое почетное имя среди вредите­лей пчеловодства, многие придут в недоумение. Как, спросят нас, неужели и аист может чем-нибудь повредить пчеле?  Я из книг узнал об этой гастро­номической особенности аиста побаловаться пчелами на обед. В виду такой нескромности чорногуз, как называют аиста в Малороссии, советуем пчеловодам прогонять его с лугов, покрытых медонос­ными цветами.
Золотистая щурка залетает иногда стаями и в наши края и, появившись вблизи пасеки, наносит пчело­воду огромный вред, хватая на лету улетающих и возвра­щающихся с поля пчел.
Сорокопуты у нас встречаются разных пород. Эта маленькая, красивая птичка оказывается несносным хищником.  Наблюдал когда сорокопут, воспитав птенчиков, переселился с ними на па­секу и здесь, рассадив своих чад на заборе, стал уго­щать их моими пчелками, пришлось с ним свести окон­чательные счеты. Сорокопут вреден как хищник вообще и с ним поэтому нечего церемониться.
Ласточка, как деревенская (сероватая, с коричне­вой головкой), так и городская (черная), непрерывно бороздя воздух во всех направлениях, ловит комаров, мух и других насекомых, очень любить и пчел и, появив­шись вблизи пасеки, может уничтожать их в громадном количестве.
Дятел хотя и не питается исключительно пчелами, но, усевшись на колоду или дуплянку и угадав в них по особому стуку клюва пустоту, может очень скоро выдол­бить в улье дыру и растревожить пчел.
Синица, усевшись зимой или ранней весной на при­летной доске, начинаете стучать клювом по улью и вызывает наружу потревоженных пчел. Появившуюся на стук пчелку синица немедленно съедает. Такме проказы синицы допускать нельзя, но все же, в виду большой пользы, при­носимой синицей по части уничтожения вредных насеко­мых, круто поступать с ней рекомендовать не приходится.
К числу вредителей пчеловодства из породы пернатых причисляются еще: скворец, дрозд, серая мухоловка, трясогузка, красноватый соловей, краснохвостки и другие насекомоядные птички.

Перейдем теперь к вредителям пчел из породы насекомых разного вида и рода.


Паук крестовик, как и все вообще крупные пауки из породы ткущих паутину, очень вреден для пчел. Прожорливость крестовика—необычайна; он может в один день поймать в свои сети и высосать не одну пчел­ку. Особенно много крестовиков разводится в лесах к концу лета; на каждом дереве среднего роста попадается не менее 5—10 кружков коварной паутины.
Оса—этот юркий еврейчик из породы пчеловидных насекомых, подобно пчеле, строит соты и в них выво­дить потомство. Осы например не собирают нектар с цветов, но предпочитают выкрасть его в переработанном виде из пчелиного жилища и унести к себе на по­требу..
Шершень с виду очень похож на осу, но гораздо крупнее и сильнее её. Точно так же как и оса, шершень строит соты и выводит в них детенышей; запасов на зиму не собирает и потому зимой замирает. К весне остается в живых только лишь одна матка, которая лично и ухаживаете за своими детьми до выхода первых шершенят.
Насколько оса хитра и юрка, настолько шершень глуп и неуклюж; но зато, сознавая свою силу, смел до дерзости. Жало шершня весьма ядовито; двенадцать шершневых ударов (укусов), говорят в народе, причиняют человеку смерть. Почему именно 12, а ни больше ни меньше, трудно сказать, но я думаю, что и одного шершневого уда­ра достаточно, чтобы причинить тяжкие страдания и даже смерть человеку, не переносящему пчелиного яда.
Шершень большой вредитель пчел, он безнаказанно заползает в улей и до предела отпивается медом, но во­обще он предпочитает ловить обремененных сладкой ношей пчел и пожирать их тут же на месте или уносить в гнездо. Во время ройбы шершень любит летать в цен­тре роящихся пчел и выискивать среди них матку, как более жирную и вкусную
Шмель—этот красивый боярин в бархатном на­ряде—тоже не прочь полакомиться медком из пчелиного улья, но это удаётся ему очень редко; обыкновенно такая попытка оканчивается неудачей, а в худшем случае—даже трагически; одна сторожевая пчелка может легко с ним справиться в одиночку. Случилось мне раз видеть, как маленькая пчелка проехалась на бархатной спине шмеля, а он—бедняга даже не подумал обороняться, лишь жалобно пищал.
Пчеловолк — из породы осовидных насекомых; живет в одиночку; он роете норы и в каждой из них воспитывает по одному детенышу. Пчеловолк охотится на пчел, собирающих нектаре, при чем наседает на них и зажаливает до полусмерти, а затем уносит в нору на корме своему наследнику. Пчеловолк не крупнее осы, оне имеет желтую окраску с черными большими пятнами.
    
Муравьи
Соседство муравейника с пасекой допустимо быть не может, ибо пчелиный мед является большой приманкой для муравья; этот же практичный господин не постесня­ется заглянуть в улей и набрать меду сколько ему заблагорассудится; если же кража меда из ульев войдет в при­вычку и станет явлением обычным для муравья, пчелы могут совсем известись и даже оставить насиженное гнездо. Черные, маленькие муравьи зачастую устраивают себе гнезда внутри ульев.
Пчелка чувствует к муравью какой то брезгливый страх; она даже и попытки не делаете вступить с ним в борьбу, а храбрый муравей, пользуясь своим исключительным положением, извлекает из него выгоды. Осо­бенно склонен к воровству меда из ульев муравей с бурым, пузыреобразным брюшком, и если случится этому воришке раз-два отведать сладкого блюда, он больше ни­куда и не ходит на промысел,—одна дорога к улью только и будет у него. Уничтожать муравейник лучше всего вечером, облив его керосином и разложив на нем костер.
 Бабочка мертвой головы очень охотно лакомится медом, для чего забирается по вечерам в улей и наса­сывается до отвала. Пчелы, однако, легко справляются с этой лакомкой.
Уховертка или, как называюсь ее малороссы—щипалка, забравшись в улей, поедаете слегка медок; здесь же может вывести себе и поколение.
Прусак обыкновенный и лесной очень часто попадается в ульях; и он, как оказывается, любит поживиться пчелкиным добром.
Мотылица принадлежит к породе ночных бабочек. Забравшись в улей, самка мотылицы откладывает яички в местах, скрытых от бдительности пчел: в щелях, трещинах, а то просто в уголку или на дне улья между крупными и мелкими соринками. Не всегда, однако, бывает, что личинка ограничивается кормлением на дне улья, очень часто случается, что личинка переходит по стенке улья в гнездо, и если такой переходе ей удастся, она немедленно вгрызается в соты и здесь начинаете хо­зяйничать по своему усмотрению; она точит днища ячеек, питаясь приставшим к ним калом и рубашечками от­линявшей детки.
В тех пчелиных семьях, где мотылица развилась в больших размерах, происходит медленное и беспощадное завоевание гнезда.
Пчеловод должен знать также, что мотылица любит истачивать и запасную вощину, где бы она ни находилась, но если вощину эту подвесить на свету (но не на солнце), в месте, доступном сквозному ветру, мотылица в ней не заведется; не заведется мотылица и в том случае, если вощина будет сложена в плотно устроенный ящик и хо­рошенько подкурена серой.
Майва пестрая и обыкновенная — темно-синего цвета с оранжевым или фиолетовым отливом своих хитиновых покровов—хорошо известна деревенским бабам, приготовляющим из них различные настойки и пользую­щимся ими, как сильно действующими средствами в экстра-ординарных случаях. Личинки майвы взбираются на медонос­ные цветы и поджидают здесь прилета пчелы или шмеля или другого пчеловидного насекомого; и как только прилетят желанные гости, как маленькие проказницы немедленно вскакивают к ним на спину и вместе с ними переле­тают на жительство в чужое гнездо; здесь затем спрыгивают со своих воздушных коней, забираются в ячейки, съедают яйцо, линяют, превращаются в червячки, по­едают корм личинок и их самих при случае и здесь же проходят все стадии развития вплоть до превращения в майву, и только после полного превращения во взрослое на­секомое оставляют гнездо своих воспитателей.

Черная крылатка. Крошечная личинка крылатки (взрослая крылатка всего лишь 3 миллиметра) заползает под нежную кожицу пчелиной червы и там, питаясь жи­ровыми отложениями, проходит все стадии своего развитая вплоть до полного превращения во взрослую крылатку; но и после этого самка не оставляете своего убежища, даже не выходит оттуда и после того, как её кормилица превра­тится в пчелу, она лишь высовывает свою головку, под­жидая самца, имеющего крылья. Пчелы, пораженные кры­латкой, очень вялы в работе. Запах камфоры, подложен­ной в улей, считается наилучшим средством против развитая крылатки.
Пчелиная горбунья, маленькая (3 мил.) — горбатая, с двумя прозрачными крылышками мушка. Оплодотворенная самка горбуньи проникает в улей, прокалывает кожицу пчелиной личинки и кладет туда яичко. Вышедшая из яичка личинка горбуньи, питаясь чужим жиром и соком, достигает своего полного развития; после чего прогрызаете наружный покров своей воспитательницы, успевшей уже превратиться в куколку,— и крышечку запечатанной ячейки, выходит оттуда наружу, падает на дно улья и превращается в куколку, из которой через 12 дней выходит горбунья. Пчелиная куколка, воспитавшая горбунью, неизбежно помирает.
Пчелиная вошь самый назойливый паразит пчелы. Будучи чрезвычайно малого роста— всего 1/2 миллиметра, вошь большими компаниями наседает на пчел и на их поверхности проводит всю свою жизнь, питаясь пчелиным соком, каковой она высасываете при помощи хоботка—со­сочка. С большим удовольствием и в большом коли­честве вошь покрываете матку, как более жирную и спо­койную. Вшей, покрывших тело пчелы или матки, можно видеть простым глазом.
Средством против вшей считается частое подметание дна улья и дезинфекция кусочками камфоры. Если матка от покрывших ее в большом количестве вшей сделается вяла в работе, советуют взять ее за крылышки и осторожно почистить мягкой щеточкой или бородкой пера, каковую операцию нужно повторять дня через три—четыре.


На сайте есть:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.